Харами.ru Харами.ru

Ходят ли маркетмейкеры за стопами?

Автор: Павел Серов

Источник: Из Рунета

Оценка: 0.0/10 (Оценили: 0 чел.)


Эта тема периодически появляется на форумах, и ее хотелось бы наконец закрыть (я пытался это сделать несколько раз, но она проявляет живучесть на уровне «метода поплавка»). Удивительно, но достаточно часто, в особенности трейдеры, торгующие первое время, поднимают этот вопрос. Образ злого и очень большого дяди прям таки преследует их. Им кажется, что за их стопами объявлена постоянная охота со стороны сильных мира Форекс. Однако достаточно рассмотреть, как устроен рынок и какие законы им руководят, чтобы понять, что оснований для таких детских (а другим словом это назвать трудно) страхов нет или почти нет.

Итак, как устроена система. (Конечно, я дам достаточно упрощенный вариант, но он, несмотря на это, будет все же сложнее тех страниц, на которых описан Форекс на некоторых российских сайтах.)

На рынке находятся несколько десятков, может, сотня крупных банков, которые котируют валютные пары. Их главная функция, которая нас интересует — это дать нам котировку на покупку и продажу, — они работают как дилеры: выкупают деньги на себя и потом продают их другому клиенту или банку (таким образом, торгуют за свой счет и от своего лица), зарабатывая на спреде и, возможно, комиссии (если она существует). Естественно, дело этим не ограничивается: они привлекают депозиты, размещают кредиты, выпускают свои облигации, вкладывают деньги в чужие бонды и т.д. и т.п. И для этого всего проводят конверсионные операции.

Поэтому на Форексе огромное количество взаимосвязей, оценить которые невозможно. Пример комбинации: клиент японского банка (экспортер) продает часть долларов за йены, чтобы заплатить налоги (и жить спокойно), часть долларов за фунты, чтобы купить британских бондов на временно свободные средства, и часть долларов за евро, чтобы купить оборудование в Европе. Японский банк, выкупая у клиента доллары, часть размещает в депозиты на межбанке, часть конвертирует также в фунты для покупки бондов. Через некоторое время клиент продает бонды, продает полученные фунты и покупает евро для проплаты еще одной части контракта. Каждая из этих веток всего одной первоначальной экспортно-импортной операции далее живет самостоятельной жизнью, образовывая все новые и новые связи, в которые могут быть вовлечены еще и форварды на товары, опционы на валюту и многое другое.

На рынке присутствует множество организаций, занимающихся экспортно-импортными операциями, однако не ограничивающихся ими: они также производят операции хеджирования фьючерсами и опционами, вкладывают свободные средства в инструменты с фиксированным доходом (депозиты, в облигации) и т.д.

И, наконец, на рынке есть трейдеры — люди или организации, которые пытаются извлечь прибыль из пространственной разницы или временного изменения цены.

Теперь тезисно пройдемся по легенде о «большом дяде».

1. Арбитражные операции — большой риск. Те, кто нас интересует, — маркетмейкеры — почти не занимаются арбитражными операциями, поскольку это несет в себе значительный риск при том, что для них есть почти безрисковый способ зарабатывать деньги — просто обслуживать клиентов, выступая своеобразным обменным пунктом и получая свой спред. Когда желающих продать становится больше, чем желающих купить, они просто опускают для них бид и аск. Естественно, у банка образовывается и валютная позиция, которую он продает другим маркетмейкерам, понижая их котировки. В Интеренте есть статья, поясняющая «эффект горячей картошки», когда даже небольшая сумма денег, проконвертированная через маркетмейкера, может повлечь целую цепь перераспределений, вызывая перелимит позиции одного банка (и заставляя его продавать валюту другому), затем другого и т.д. Эта цепь перераспределений может вызвать хаотичные колебания или сильное направленное движение.

2. Хватит ли денег на обратную дорогу? Принцип охоты за стопами (и возврата затем к первоначальному уровню) должен предполагать, что маркетмейкер знает, где находится сосредоточение стопов или стоп крупного клиента другого банка. Несмотря на то, что банковские дилеры могут иметь значительный опыт в понимании того, где находятся стопы, они не могут знать их истинных размеров. Что представляет собой стоп для лонгов? Шорт. Рассмотрим конкретно для этой ситуации. У банка возникает риск, что в случае срыва этих стопов (а с ним, возможно, и реализации еще какого-то набора ордеров на рынке), вернуть в первоначальное состояние курс будет слишком трудно, накладно или невозможно. Поэтому стопы или ордера можно срывать только в случае, если банк надеется заработать на продолжении движения, вызванного срывом, а не на возможности купить дешевле после срыва стопов. Вернуть рынок в первоначальное состояние сложно еще и тем, что банк является только одним из десятков (сотен) маркетмейкеров и также не знает об их интересах, как они не знают о его.

Ситуация со срывом стопов с целью продолжения движения тоже таит в себе опасность, поскольку там, где сидят стопы, могут сидеть и лимиты — ордера против текущего движения.

3. Продаем все ниже и ниже, покупаем все выше и выше. Для того чтобы сдвинуть рынок вниз, необходимо продавать все дешевле и дешевле. Чтобы сдвинуть рынок вверх, нужно покупать все дороже и дороже. Так вот, нет гарантий того, что средняя цена продажи всегда будет больше средней цены покупки. Это может быть совсем не так. Все зависит от свойств и «толстости рынка» на диапазоне, через который банком продвигается курс. А эти свойства меняются каждую секунду и зависят от огромного количества постоянно меняющихся факторов.

4. Где чужие стопы? Принцип охоты за стопами крупных клиентов других маркетмейкеров также неприменим, поскольку маркетмейкер вряд ли знает, где расположены стопы клиентов других маркетмейкеров. Эти вещи скрываются и не разглашаются друг другу, поскольку все они — конкурирующие организации. Кроме того, стопы часто находятся не у дилера в напоминающей системе, а в голове у клиента.

5. Если найдут, то кара неизбежна! Охота за стопом своего клиента также маловероятна, поскольку достаточно одной утечки информации, чтобы банк оказался для клиентов в «черном списке», что практически автоматом означает банкротство при нынешнем уровне конкуренции.


Все это говорит о том, что «злого большого дяди» нет, а если он и появляется, то гораздо реже, чем вам кажется.

К списку статей


Ключевые слова для поиска этой страницы в поисковых системах: как работают маркетмейкеры